26 октября 2015, 22:30

Игорь Стрелков Иванович

В Сирии любое действие «режима Асада» «рассматривается под лупой»

Комментарий в социальной сети "Вконтакте" от 26 октября 2015 года

«У сирийской оппозиции боеспособность войск не выше, но есть существенная разница в тактике: боевики строят свою тактику на неожиданном захвате городских районов или участков местности, после чего превращают их в укрепрайон. В случае, если удерживать не удается, они бросают его и перетекают в другое место. Чтобы потом, если будет возможность, неожиданно вернуться. Сильно укрепленные базы армии и анклавы со враждебным населением они не штурмуют, а осаждают и проводят там теракты. 

В отличие от правительства, которое стремится сохранить еще не разрушенные войной районы и остатки экономики, а также анклавы с лояльным населением, боевики не столь привязаны к территории — т.е. гораздо более мобильны и могут быстро маневрировать силами. Для них сдача очередного района САА не является чем-то трагическим — САА не устроит массовую резню суннитского населения и не станет доразрушать то, что еще не разрушено, а значит — после того ,как ударные силы армии уйдут — можно будет очередным «лихим налетом» снести малобоеспособные охранные подразделения и снова занять те же самые знакомые и «обжитые» позиции. Насколько мне известно, боевики уже не раз такое проделывали за 4 года этой войны. Для такой тактики не нужны тяжелая артиллерия и большое количество бронетехники. Нужна только пехота с тяжелым пехотным и противотанковым оружием, а также постоянное восполнение потерь. И то, и другое, и третье у боевиков присутствует. Как и дармовая рабочая сила из местного населения, которая копает для них подземные галереи и строит всё прочее.
Далее — у боевиков нет задачи «победить как можно скорее». Им не надо думать об экономике, пропитании населения, внешней и внутренней политике. Деньги и оружие они получают извне (как и часть пополнений). И пока поставки будут продолжаться — война не закончится.
Местные боевики в Сирии в основном из сельских районов. Насколько я понимаю, наиболее упорно они цепляются за «чужие» городские кварталы и иноверные районы, которые «не жалко», а «свои родные» сёла берегут. Также, как чеченцы в 1-ю и 2-ю кампании. Лишь немногие чисто чеченские аулы стали по-настоящему «полем боя». Куда охотнее и упорнее чеченцы сражались в бывшем русском (до 1991 года — 80% нечеченского населения) городе Грозный.
После того, как боевики захватывают «иноверный» район, иноверного населения там просто не остается — часть показательно вырезают, а остальные бегут сломя голову куда глаза глядят. Без населения районы превращаются в «мертвую зону», контролировать которую чрезвычайно трудно для правительственных войск (не на кого опираться из населения). Соответственно, боевики могут всегда вернуться.

Я считаю операцию в Сирии авантюрой, потому, что она начата в момент, когда надежды на победу или хотя бы умиротворение страны на базе правительства Асада стали совсем призрачными. Помощь пришла с та-а-аким опозданием, что вряд ли сможет что-то изменить в перспективе. Нет, конечно наша авиация и штурмовые подразделения ЧВК существенно (возможно на месяцы, или даже на год-два) отдалят итоговое поражение, но имеющимися силами его предотвратить не удастся.
Кроме того, нельзя забывать простую вещь: антипартизанская тактика требует «очищения» (постоянного или временного) районов, где действуют партизаны, от поддерживающего партизан населения. Это (в форме прямого геноцида) делали немцы в Белоруссии, в форме «военных деревень» (куда сгонялось население) делали американцы и южновьетнамская армия во Вьетнаме, это делалось и нашими военными в послевоенный период — путем создания сети фильтр-пунктов и фильтр-лагерей в зонах, где всяческие УПА и «зеленые братья»имели наибольшую поддержку. И в Чечне и Ингушетии, собственно, выселение было проведено вовсе не в «наказание» за восстание и 2 года активной партизанской войны против РККА, а именно для того, чтобы эту войну прекратить — я читал документы об этом. Даже в Российской Империи (во всех отношениях более «цивилизованной», чем СССР) борьба с «абречеством» на Кавказе начала приносить плоды только тогда, когда в качестве постоянной практики приняли выселение в Сибирь как членов семей абреков, так и всех, кто оказывал им любую помощь (вплоть до куска хлеба и чаши с водой).
В Чечне времен «второй кампании», где основная масса боевиков ушла в горы, их отрыв от населения пресекался естественным выходом населения на равнину, но основную роли сыграла банальная «перекупка» боевиков в состав «кадыровских» формирований. Нам (в этом активно участвовал) удалось за несколько лет упорной работы создать для боевиков «невеселый выбор» — либо гарантированная смерть, либо переход в состав «кадыровцев», либо бегство из страны. + Чечню «залили» федеральными деньгами. В итоге боевиков почти «свели на нет» — до вполне «терпимого» уровня. Пока, по крайней мере.
Но в Сирии, где любое действие «режима Асада» «рассматривается под лупой», такие действия (даже в самой легкой и ограниченной форме) неизбежно будут объявлены «геноцидом» с соответствующими последствиями. А тот факт, что противники «режима» такой геноцид осуществляют против христиан, друзов, курдов и т.д. ежедневно — не будет играть никакой роли. В общем, «патовая ситуация».»

Просмотров : 24 

Свежие цитаты

15 апреля

13 апреля

Загрузить еще