30 декабря 2020, 12:27

Зеленскому от Турции нужна не помощь с Крымом, а откаты: интервью украинского депутата Олега Волошина

В последнее время отношения Турции и Украины, достаточно активные и раньше, вышли на новый уровень. Анкара стала главным партнером в рамках «Крымской платформы» (дипломатического формата, призванного на всех уровнях поднимать вопрос о «российской оккупации» Крыма). Укрепились военно-технические связи – в частности, появилась информация об отправке в донбасскую зону боевых действий турецких беспилотников Bayraktar. Недавно в Киеве состоялась встреча министров иностранных дел и министров обороны двух стран, на которой, помимо прочих участников, был замечен генерал Кайя – главный турецкий специалист по БПЛА (беспилотным летательным аппаратам) и одним из ключевых персонажей карабахской кампании.

Politema обсудила складывающийся альянс Анкары и Киева с Олегом Волошиным — депутатом Верховной Рады Украины, заместителем председателя парламентского комитета по вопросам интеграции с ЕС.

Олег Анатольевич, каковы пределы союзнических отношений Украины с Турцией? Может ли дойти до турецкого военно-технического участия в атаке на Донбасс или Крым?

 До этого, полагаю, не дойдет. Крым уж точно не под ударом, и, думаю, реальных планов наступления на этом направлении никто не строит. Я всегда задаю риторический вопрос: если мы, Украина, считаем Крым оккупированным, почему у нас с ним государственная граница, а не линия фронта или демаркационная линия? Нет, военное решение здесь практически из области фантастики. С Донбассом другая история, но и здесь турки вряд ли могут быть какими-то военными союзниками Украины. Если он были таковыми, я бы выступал резко против, однако это хоть как-то подводило бы прагматическую базу под столь тесное сближение, являлось бы рациональным объяснением с точки зрения условных государственных интересов. Но этого нет, а сближение есть, и из-за него  ухудшаются наши отношения с Францией, Европой, отчасти и с США. О чем я, кстати, регулярно говорю главе нашего внешнеполитического ведомства Дмитрию Кулебе.

Даже если не брать военный сценарий возврата Украиной Крыма, и вправду маловероятный, а говорить о дипломатических инструментах и методах – неужели украинское руководство не понимает, что оно выступает в роли младшего и к тому же сугубо ситуативного партнера Анкары? Что Эрдоган и компания считают полуостров не российским, но отнюдь и не украинским, а видят его в перспективе турецким или формально независимым под турецким протекторатом, как некогда Крымское ханство?

Они нарочно не хотят этого видеть. Так настроили свою оптику. К тому же, если использовать «оптическую» терминологию, чьими глазами они смотрят на крымскую проблему? Эмине Джапарова, заместитель министра иностранных дел по крымской повестке – она, откровенно говоря, по всем критериям выглядит сотрудником турецких спецслужб. При этом она может и считает, что приносит пользу Украине, но по факту она куда чаще оказывается турецким переговорщиком с Украиной, а не украинским с Турцией. Крымскотатарская диаспора в Турции, сформировавшаяся в ходе исторических катаклизмов последних веков и численно превосходящая татар в самом Крыму – тоже проводник турецких национальных интересов в куда большей степени, чем союзник Украины.

Так ради чего тогда это сближение, как Вы сами говорите, имеющее мало рациональных оснований и негативно сказывающееся на отношениях с прежними устоявшимися союзниками эпохи после февраля 2014 года?

С одной стороны, это такая немного суматошная тактика, не стратегия даже, хватания на международной арене всех подряд за все подряд в условиях кризиса миропорядка – кто-нибудь на что-нибудь и сгодится. С другой стороны, это, наоборот, крайне рациональная линия, выстраиваемая в интересах Зеленского и его команды и с национально-государственными интересами Украины мало связанная.

Речь о делах вполне шкурных, называя вещи своими именами – об откатах. Турки в них, как люди восточные, большие специалисты. С ними всегда можно столковаться взаимовыгодно. Тут и особых задокументированных фактов не надо, голая логика. Скажем, мы покупаем турецкое оружие,  те же БПЛА. Они хорошо показали себя в Карабахе, но где еще? Не сказать, что много где. Почему бы не закупать израильские бесплотники, блестяще показавшие себя в самых разных «горячих точках» и востребованные даже ведущими мировыми державами? Да потому что с израильтянами об откатах договориться намного сложнее.

Или, например, активнейшее участие турок в программе «Большая стройка» [масштабный инфраструктурный проект Зеленского]. Да, турки – нация хороших, умелых строителей. Но разве настолько, что больше привлечь некого? Или вот вчера Шарий [украинский блогер и политик, критик послемайданных политических нравов] выпустил выпуск о покупке компанией турецкого гражданина золоторудного участка площадью 1150 гектаров. Конечным фактическим выгодоприобретателем этой сделки оказался Четинджевиз Онур, ведущего дела на украинском направлении со времен Порошенко и уже тогда известного завышением стоимости контрактов и сговорами при проведении тендеров.

Теневое взаимодействие украинских политических дельцов с турецкими контрагентами, полагаю, имеет разветвленную многоуровневую структуру. Осенний визит в Киев турецкого «короля мафии» Седата Пкера тоже явно укладывается в данную схему. Он встречался с депутатами от «Батькивщина» и порошенковской «Европейской солидарности», бизнесменами, «решал вопросы» по участию турецких фирм в ремонте и строительстве украинских дорог.

Стало быть, особого вреда России от этой теплой дружбы в ближайшее время не предвидится?

Скорее всего. Турция будет ограничиваться формальными в основе своей актами поддержки, которые наша государственная пропаганда будет преподносить под торжественным победным соусом. Ах, турки в ООН поддержали осуждающую Россию резолюцию по Крыму! И что, хочется спросить, в Москве кто-то после этого проснется в холодном поту? Ах, Турция не признает Крым российским! Да его вообще мало кто признает таковым. Если Турция такой великий и великолепный наш союзник против России – потребуйте от нее каких-нибудь санкций против совместных проектов. От ЮАР вот чего-то требовали. От Сербии, которая, кстати, тоже не признает Крым российским, требовали запретить проходящую по ее территории ветку «Турецкого потока».  А от самой Турции кишка тонка?

Зато издержки, как Вы, опять же, сами сказали – очевидны.

 Они уже крайне серьезны и в дальнейшем лишь продолжат увеличиваться. Например, еще до Карабаха мы осложнили отношения с Арменией из-за «методички» на тему геноцида армян, отправленной МИДом в разные ведомства. Ладно, там говорится о неиспользовании самого слова «геноцида» — его многие государства стараются избегать. Но это полбеды. Предлагается еще и полностью принять турецкую версию трагедии 105-летней давности, мол, смерть сотен тысяч армян была прискорбным случайным обстоятельством, сопутствовавшим их переселению из прифронтовой полосы. Это уже на грани оправдания холокоста.

Далее, мы у половины Европы, так или иначе вовлеченной в средиземноморскую политику, вызвали явное непонимание нарочитым отказом осудить турецкое агрессивно-нахрапистое поведение в этом регионе, да хотя бы выразить дежурную озабоченность. У второй половины Европы недоумение вызвала невнятная позиция относительно осенних исламистских терактов в Париже и Вене. Зеленский написал пост в Твиттере, что терроризм это нехорошо, без указания, какого именно рода терроризм перед нами. Все, этим какая-то реакция официоза ограничилась. Между тем, и Россия, и США, и другие христианские страны не только среагировали на самом высоком уровне, но и дали адекватную недвусмысленную оценку произошедшему.

На этом фоне госпожа Джапарова делает оригинальные заявления, что мы тюркская страна, что нам надо вступить международную организацию тюркской культуры ТЮРКСОЙ, и так далее. Притом что тюрки и мусульмане в украинских пределах после отпадения Крыма составляют незначительное меньшинство, в отличие от России. Такие заявления вызывают раздражения уже не только у европейских либеральных элит, но и у влиятельных правоконсервативных партий и движений Старого Света. Для них, и я их в этом поддерживаю, противостояние исламскому экстремизму, христианское цивилизационное единство ставятся во главу угла. Они и Путина, кстати, уважают именно потому, что считают единомышленником в этой теме. Как им относиться к Украине, ставшей в одночасье «исконно тюркской страной»?

Да, мы тесно сотрудничали с турками и до 2014 года. Еще при Януковиче, когда министром иностранных дел был Константин Грищенко, начались разговоры о создании совместной зоны свободной торговли. Но тогда была нормальная многовекторность, с балансом интересов и отношений между ЕС, США, Россией, Китаем. Была другая Украина и другая Турция, менее агрессивная и более светская. А сейчас у нас тяжелая форма зависимости от государства, ставшего главным агрессором трех частей света. Ладно бы хоть от Китая – впрочем, тогда Запад бы еще больше разозлился…

Я разговаривал с французскими дипломатами, им этот турецкий крен Зеленского и его окружения крайне не нравятся. У американских пока отношение чуть сдержаннее, но тенденция к повышению градуса одобрения очевидна. Трамп мог смотреть на лихо закручивающийся роман Киева с Анкарой сквозь пальцы, хотя и он в последнее время Эрдогана явно недолюбливал. Но у Байдена и его команды, которые привержены либеральным антиавторитарным ценностям и которые стремятся укрепить пошатнувшуюся в трамповское четырехлетие солидарность с Европой (не путать с порошенковской «Евросолидарностью»), нелюбовь будет еще сильнее и отчетливее.

Соответственно, ухудшатся и отношения с Украиной, ставшей не просто союзницей, но сателлитом Турции, поставившей работу своих спецслужб в зависимость от турецких, фактически помогающей туркам в охоте на политэмигрантов-гюленистов [сторонники богослова Фетхуллаха Гюлена, некогда соратника, а затем противника Эрдогана]. Вассальная зависимость от Анкары войдет в клинч с вассальной зависимостью от Вашингтона. Интересная коллизия. Но для Украины печальная.

Да, у нас появился взамен еще один опосредованный союзник, отколовшаяся от Европы и ушедшая в самостоятельное плавание Великобритания. Никакой конспирологии, только факты – главой разведки МИ-6 там недавно стал Ричард Мур, бывший посол в Турции и личный друг Эрдогана. Англичане очевидно хотят начать новый раунд геополитической «Большой игры» на Ближнем Востоке, и видят турок проводником своих интересов и соучастником интриг. Но как-то слабо утешает, что, поссорившись с большинством партнеров, мы будем мальчиком на побегушках не только у «султана» Реджепа, но и у англичан.

Спасибо за подробное обстоятельное интервью, Олег Анатольевич. С наступающим Новым Годом!

И вам спасибо. И вас, а заодно и всех россиян, с наступающим!

 

Просмотров : 162