Светлана Лурье о карабахской войне: Порядочность и милосердие — этический императив для русского человека.

Одним из отзвуков то ли завершенной, то ли приостановленной карабахской войны на уходящей неделе стала статья известного ученого (кандидата исторических наук и доктора культурологии, ведущего научного сотрудника Социологического института РАН — филиала ФНИСЦ РАН) Светланы Лурье, представляющая собой эмоциональный отклик на отношение российского общества к этой войне. Статья вызвала серьезный резонанс и породила множество неоднозначных откликов, в связи с чем мы решили задать несколько вопросов самой Светлане Владимировне.

Светлана Владимировна, чем, по Вашему мнению, можно объяснить бурную реакцию на Вашу статью?

Известный хайп вокруг моей статьи поднялся потому, что мой месседж был услышан. Я поясню это, но вначале отвечу на один вопрос, который часто задавали участники дискуссии, а именно: почему одни видят в моей статье жуткую крамолу, а другие ничего особенного не замечают. Отвечаю. Нечто возмутительное видят именно те, к кому мои резкие слова относились, а те, кого они не касаются, пропустили их мимо. Причем тут дело вовсе не в отношении к армянам. Из тех, кто не понял причины возмущения, многие по отношению к армянам весьма сдержаны. Тут водораздел проходит иначе.

Чтобы пояснить, объясню, откуда вообще у меня возникло желание выразиться так резко. Дело в том, что в ходе войны в Карабахе, а еще более после нее некоторые так называемые русские националисты повадились регулярно ходить… как бы это выразить поделикатней… в общем – «гадить» (не получается деликатно) – на страницы некоторых армян, которые никаких поводов не давали, а некоторые были этой тусовке лично известны с неплохой стороны до того. Причем – это были именно абсолютно прорусские армяне, которые любили Россию и ожидали какой-то помощи от нее (психологически ведь это легко можно понять, ведь так?). И особенно после поражения эти, с позволения сказать, националисты просто писали на страницах убитых горем людей всякие гадости. Я не знаю, кто конкретно это делал, я просто не очень и знаю эту тусовку, но к этим людям я обратилась с соответствующими эпитетами, поскольку считаю, что при любом отношении к армянам лично такое поведение мерзко. Просто на человеческом уровне это так, вне зависимости от национальности.

Точно так же я бы не поняла такого поведения в аналогичной ситуации на страницах азербайджанцев. Есть такое понятие, как благородство. Я не говорю вовсе, что все, кто возмутился моей статьей так поступали, но теперь я убедилась, что они не осудили бы подобное поведение. Иначе как объяснить, что они стаей с разъяренным гвалтом напали на меня одну и заодно на Бориса Межуева? Как одна небезызвестная молодая женщина с тонкой душевной организацией (о ком речь, она поймет, а остальным это не к чему) похвасталась умением массово выражать возмущение. Раньше такое поведение называлось иначе и среди приличных людей было презираемо.

Теперь о подоплеке, и это очень важно. Я в статье в общем-то без специального умысла выразила, как оказалось, крамольную мысль, что русские чего-то должны. Я сразу скажу, чтобы не было кривотолков, чего русские должны – это вести себя благородно, прежде всего. В частности, проявлять милосердие, тем более к тем, кто в беде. Та психология, что, если проявить сочувствие к проигравшему, означает оказаться вместе с лузером, совершенно нерусских ход мысли. Само понятие лузера принципиально нерусское. Русское понятие – милосердие. Я сделала с точки зрения некоторых, тех, о ком я говорила выше, страшную вещь: я предъявила к русским этические требования. Вот тут и есть самое главное. Эти люди – не русские, конечно, а именно те, о ком я сейчас говорю, и кто себя узнал, не допускают применение к себе этических императивов. Кто я такая, чтобы такие требования предъявлять? Прежде всего русская женщина – все желающие уже выяснили мою девичью фамилию, – и русская женщина, которая крайне возмущена хамством, повторю, жлобством, моих соотечественников.

Если вернуться к армянам, то они вызывают у наших националистов особую ненависть, поскольку некоторые основания чего-то от русских ожидать у них объективно имеются, и русские прекрасно это знают. Это, прежде всего, союзнические обязательства России, а кроме того – сила традиции и былые заслуги армян перед Россией. Те, о ком я говорю, прекрасно знают, что ведут себя подло, но подлец часто параллельно с подлостью еще и кочевряжится. И все прекрасно все понимают. Не хотите, не делайте ничего, я призываю всего лишь не кочевряжиться.

Я считаю сейчас очень важным это сказать, поскольку хамов надо поставить на место именно ради того, чтобы они не примазывались к патриотам и консерваторам. И тут не важно, кто себя называет имперцем, а кто националистом. Они должны быть прежде всего людьми, то есть сохранять в себе человечность.

Можно ли считать устаревшими и отжившими свое идею и концепцию «дружбы народов»?

Я последние два года проводила опросы среди молодежи 18-23 лет: в разных регионах и с достаточно репрезентативной выборкой. Результаты плачевны как для имперцев, так и для националистов. Подавляющему числу молодых людей не известно понятие народ в том смысле, в каком старшее поколение его понимает. К сожалению, многие наши споры молодежи безразличны, она просто не ловит, в чем суть дела. Их представления и ценности все более глобалистские, многие заявляют, что «обходятся без национального чувства» и «являются гражданами мира». Очень печальные результаты. Я их потом представлю в своих статьях.

Поэтому обсуждать «дружбу народов» бессмысленно. Это был очень сложный сценарий отношений, где роль русских была особая и очень для русских на самом деле лестная, но сейчас даже нет смысла в нее углубляться. Я говорю именно о низовом, стихийно сложившимся сценарии, а не о том, что шел от властей. Когда-то у меня тоже было большое и очень интересное исследование на эту тему, результаты которого я публиковала, в частности, и в моей книге «IMPERIUM».
Но это о прошлом. Сейчас уже – проехали.

Как и в каком направлении в ближайшее время будут развиваться отношения русского и армянского народов?

Не могу сказать, какие будут отношения с армянами. Процесс в самом начале, и никто не знает, как он будет развиваться. Да и я думаю, это тема отдельного разговора, осмысления, которое нужно русским – которым необходимо научиться применять мягкую силу – не менее, чем нужно армянам.

Просмотров : 1,044