Станислав Смагин: Херсонес площадки без

Заповедник «Херсонес» едва ли не с самого момента возвращения Крыма в русскую гавань периодически оказывается предметом скандальных историй.

Достаточно упомянуть начавшуюся в 2015 году чехарду директоров.  Тогдашний севастопольский губернатор Меняйло уволил тогдашнего директора  Андрея Кулагина,  назначив на его место благочинного Севастопольского округа протоиерея Сергия Халюту. Меняйло заверил, что назначение Халюты было согласовано с министерством культуры и благословлено патриархом, однако впоследствии оказалось, что ни того ни другого не было. Коллектив заповедника категорически отказался работать под руководством Сергия Халюты и объявлял о готовности к акциям протеста.

В итоге в феврале 2016-го на руководящий пост заступила бывший заместитель директора Лариса Седикова, менее чем через полгода ее сменила бывший гендиректор Владимиро-Суздальского музея-заповедника Светлана Мельникова, которую, в свою очередь, меньше чем через полгода сменила нынешний директор Елена Морозова.

Большинство из рокировок имели явное или полускрытое двойное дно. Например, увольнение Седикова молва связывала с последовавшим тогда же указанием премьера Д.А.Медведева «обеспечить высвобождение территорий государственного историко-археологического музея-заповедника «Херсонес Таврический» и Государственного музея героической обороны и освобождения Севастополя от незаконно установленных торговых киосков и аттракционов». Именно незаконных, законные, то есть платящие копеечку в казну, сам Бог велел громоздить. Это был период повышенного внимания Дмитрия Анатольевича к севастопольско-крымским делам – достаточно вспомнить произнесенную именно на полуострове в конце мая-2016 фразу «денег нет, но вы держитесь».

Впрочем, больших и малых инцидентов хватало и без прямой связи с кадровыми перестановками. Например, на Рождество 2019 года охранники не пустили большую группу людей (около ста человек, в том числе старики и дети) на праздничную службу во Владимирский кафедральный собор, находящийся в пределах музея-заповедника. У них под носом попросту захлопнули решетку.

Теперь – новая невзгода. Заповедник явно хотят подвергнуть, говоря современным чиновно-птичьим языком, «оптимизации» (чем закончилась аналогичная оптимизация для здравоохранения, видно через призму двух волн коронавируса). На территории «Херсонеса», возле древнего городища, монтируют некую масштабную, громоздкую и, прямо скажем, не украшающую общий вид металлическую конструкцию.

По словам руководства музея-заповедника, все нормально, речь идет об установке смотровой площадки. С тем, что «все нормально», несогласен бывший сотрудник «Херсонеса», реставратор первой категории памятников каменного зодчества Анатолий Туманов. По его словам, новшество нарушает не только эстетические, но и юридические нормы: «Происходящее грубо противоречит закону от 25.06.2002 № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации». На территории «Херсонеса Таврического», который и название носит «музей-заповедник», нельзя проводить никакие работы, кроме направленных на его сохранение, нельзя менять его внешний облик и структуру». С ним солидарен доктор исторических наук Андрей Сазанов. И Сазанов, и Туманов уже не раз выступали против уродования облика легендарного исторического объекта и превращения его в подобие торгово-развлекательного центра.

Строительная диверсия уже вызвала возмущение как простых граждан, так и членов Законодательного собрания Севастополя. Устраиваются пикеты, пишутся письма в Кремль на самый верх. Конечно, за шесть с половиной лет все уже поняли, что в Российской Федерации отношение к историко-культурным памятникам весьма бестрепетное. Их сносят, уродуют либо сохраняют так, что это выглядит желчной пародией на само слово «сохранение». Процитирую одну свою статью по поводу того, как Владимир Владимирович П(ознер) оборудовал в Москве «школу телевизионного мастерства»: « Изначально его [здание школы] хотели возводить на месте старинного особняка по адресу Малая Дмитровка, 22. Московская общественность возмутилась, плюс репутационные купоны на ситуации решил состричь еще один российско-западный элитный человек-проект, Алексей Навальный [дай Бог ему здоровья – комментарий из осени-2020], взявшийся за юридическую борьбу со строительством. Поначалу был достигнут локальный успех, но в итоге уродливое «школьное» здание просто поставили рядом, стена к стене, и оно в буквальном «накрыло» сбоку и сверху особняк, словно морское чудовище кракен корабль Джека Воробья (простите, капитана Джека Воробья)».

Но Херсонес и Крым в целом!? Ведь сказал Владимир Владимирович (уже не Познер) в декабре 2014-го: «Для России Крым, древняя Корсунь, Херсонес, Севастополь имеют огромное цивилизационное и сакральное значение так же, как Храмовая гора в Иерусалиме для тех, кто исповедует ислам и иудаизм. И именно так мы и будем к этому относиться отныне и навсегда». Казалось бы, настоящая охранная грамота. Такая, какую хотел профессор Преображенский для своих апартаментов: «Окончательная бумажка. Фактическая! Настоящая!! Броня!!!».

Увы! В современной России настоящей «броней» является лишь солидный счет в солидном зарубежном банке, могучая «волосатая рука» и членство в правильном дачном кооперативе. Все остальное – источник пополнения счета или вообще досадная помеха оному пополнению.

Просмотров : 119