(Не) Сказка о потерянном времени, или что есть закон для властей земли волгоградской

В нашем обществе есть социально значимые вопросы, которые, ожидаемо, могут вызвать большой общественный резонанс: повышение пенсионного возраста, переход на дистанционное обучение, развал системы здравоохранения и так далее. Словом, все то, что несет угрозу — реальную или потенциальную — благополучию, здоровью, безопасности, уверенности в завтрашнем дне.

Тем удивительнее наблюдать за ситуацией в Волгограде, когда в сущности мирная, почти бытовая тема о переводе стрелок грозит самым настоящим социальным взрывом. Ибо страсти, которые кипят вокруг этого вопроса, давно вышли за пределы кухонных междусобойчиков и обсуждений в социальных сетях.

Ввиду того, что наша аудитория — не только жители Волгоградской области, которые погружены в повестку, но и другие южные регионы, краем глаза следящие (а то и вовсе нет) за разворачивающимися событиями, дадим небольшой экскурс в историю вопроса.

18 марта 2018 г. на территории Волгоградской области был проведен референдум  по вопросу перехода региона из 2-ой часовой зоны (московское время) в 3-ю часовую зону (московское время плюс 1 час)».

Явка на него составила более 66%. Свыше 58% избирателей выступили за изменения времени.

Основным аргументом «за» было увеличение светового дня относительно временных суток.

Проект федерального закона, одобренный на референдуме, был внесен на рассмотрение Государственной думы Федерального Собрания Российской Федерации, впоследствии был принят и вступил в силу. Таким образом, 28 октября 2018 г. Волгоградская область перешла в часовую зону UTC+4.

А спустя еще два года, ссылаясь на давление общественности, волгоградские власти инициировали достаточно сомнительное мероприятие под названием «Выявление общественного мнения». В чем сомнительность, поясним. Опрос проводился параллельно с голосованием за поправки к Конституции в период с 25 июня по 1 июля.

Людям на входе предлагали бумажный огрызок, отпечатанный на принтере с несвежим картриджем. Эти, с позволения сказать, бланки не имели никакого учета, предъявление паспорта было процедурой необязательной, далеко не все урны были опломбированы. Разумеется, при обставленной таким образом процедуре голосования, результаты могли быть любыми, а точнее, ровно такими, какими их хотели видеть лобби-группы московского времени.

Да, наблюдатели или еще какие-то механизмы контроля в зоне видимости опрашиваемых зачастую тоже отсутствовали.

Результаты опроса стали основанием для подготовки законопроекта о переводе стрелок назад на московское время. Он был одобрен Комитетом Госдумы и принят в первом чтении 24 ноября.

Примечательно, что Министерство юстиции России подготовило отрицательный отзыв на неправовую инициативу. В этом ведомстве, в отличие от волгоградских чиновников, закон еще читают. А в законе русским по белому написано вот что:

Федеральный закон от 12.06.2002 N 67-ФЗ (ред. от 23.05.2020) «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»:

Статья 73. Юридическая сила решения, принятого на референдуме

П.6. Решение, принятое на референдуме субъекта Российской Федерации, местном референдуме, может быть отменено или изменено путем принятия иного решения соответственно на референдуме субъекта Российской Федерации, местном референдуме, но не ранее чем через два года после его принятия либо признано недействительным (недействующим) в судебном порядке.

То есть, очевидно, результаты референдума можно отменить либо путем проведения повторного референдума, либо через суд, но точно не опросом общественного мнения, который не регулируется нормами избирательного законодательства от слова совсем.

Получается, в Волгограде ни один провластный общественник, ни один чиновник, ни один депутат не знаком с действующим законодательством? Верится с трудом. Однако факт остается фактом — пренебрежительное отношение к духу и букве закона демонстрируют те представители социума, которые должны стоять на его страже. Нет, читатель, мы не живем в мире розовых пони и реалии знаем. Но в результате этих подковерных игрищ у волгоградцев сформировалось закономерное ощущение, что их — подберем литературный синоним — надули.

Можно ли представить, справедливо возмущаются они, что итоги того же Крымского референдума на радость Украине можно в одночасье перечеркнуть каким-то псевдо опросом?

Примечательно, что и адепты московского времени хоть торжествуют, но делают это осторожно, понимая, что с правовой точки зрения, ситуация, мягко говоря, с душком.

Кстати, сторонники волгоградского времяисчисления отступать явно не намерены. 26 ноября они написали открытое письмо на имя председателя Центральной избирательной комиссии РФ Эллы Панфиловой с просьбой оценить референдум 2018 года, а еще высказаться по поводу отмены его итогов в случае обратного перехода.

Что ж, мы будем внимательно следить за этой ситуацией и надеяться на торжество права, в противном случае волгоградские власти рискуют получить не только котел бурлящего недовольства и обострение противостояния в обществе, но и лишиться своих нагретых кресел.

 

Анна Смагина

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Добавить комментарий