Как Землячка «зачищала» Крым: трагическая страница русской истории (часть II)

Зверствовали не только чекистки, но и чекисты аналогичного происхождения. А были среди них ох уж какие «мастера заплечных дел»! Кровь в жилах стынет. Павел Милюков, министр иностранных дел России после Февральской революции 1917 года, посол России в Париже (1917 г.), так описывает садизм комиссаров и ЧК того периода в… книге «Россия на переломе»: «Освобожденные от всяких юридических норм, следователи изощрялись в изыскании способов получить признание всевозможными средствами пытки, а палачи устроили из казни своеобразный спорт опьяненных вином и кокаином людей, кончавших нередко свою карьеру в доме сумасшедших. У каждого провинциального отдела «Че-Ка» были свои излюбленные способы пытки».

Но мы все-таки хотим сделать акцент на женщинах, самой «яркой» из которых была Землячка. Ведомая ею «троица» изуверов в кожаных тужурках и призвана была утопить этот южнороссийский край в крови русских людей, значительная часть которых по разным причинам оставалась на полуострове. Дело в том, что после исхода армии Врангеля в Крыму находились еще десятки тысяч русских солдат и офицеров, которые, поверив обещаниям красного командования относительно амнистии, не покинули родину. Были распространены тысячи листовок, в которых оставшимся была обещана свобода и прощение. Поэтому-то многие и остались (среди них было очень много больных и раненых, пожилых людей, гражданских лиц и семей беженцев с севера). Но большое число людей осталось в Крыму еще и по другой причине,

Дело в том, что в преддверии эвакуации Врангель издал приказ, датированный 29 октября 1920 г., где говорил, что исход из Крыма всех борцов с большевизмом и им сочувствующих русских людей неизбежен, но что всех случайностей при грядущем исходе из Крыма он предвидеть не может и что «дальнейшие наши пути полны неизвестности», о чем заранее предупреждает. Одновременно с этим было выпущено сообщение Правительства Юга России, разосланное по телеграфом для оповещения городов, в котором говорилось: «Ввиду объявления эвакуации для желающих офицеров, других служащих и их семейств, правительство Юга России считает своим долгом предупредить всех о тех тяжких испытаниях, какие ожидают приезжающих из пределов России. Недостаток топлива приведет к большой скученности на пароходах, причем неизбежно длительное пребывание на рейде и в море. Кроме того, совершенно неизвестна дальнейшая судьба отъезжающих, так как ни одна из иностранных держав не дала своего согласия на принятие эвакуированных. Правительство Юга России не имеет никаких средств для оказания какой-либо помощи как в пути, так и в дальнейшем. Все заставляет правительство советовать всем тем, кому не угрожает непосредственной опасности от насилия врага, – остаться в Крыму».

Естественно, это как-то отчасти остудило пыл желающих выехать с полуострова и уменьшило число желающих это реально сделать. И, тем не менее, число первых было велико.

Иные из легковерных подумали: «не так страшен черт, как его малюют». Но не тут-то было…»Трио» Землячки думали по-другому и знали свое дело. Эти «деятели» придумали хитрый план, как пустить в расход не только пленных, но солдат и офицеров, которые находились еще на свободе. Помня об обещании Михаила Фрунзе даровать белым воинам свободу и простить всех не сбежавших за границу, «затуманив мозги» местному населению, они издали приказ, по которому всем бывшим бойцам армии Врангеля в трехдневный срок надо было срочно зарегистрироваться в особых пунктах. За уклонение от регистрации полагалось самое суровое наказание – расстрел (уточним здесь один момент: требование обязательной регистрации касалось не только военных, но и всех тех лиц, которые прибыли в Крым после падения советской власти на полуострове в июне 1919 г.).

Сия процедура позволила выявить еще несколько десятков тысяч человек дополнительно. Вот такова и была предыстория случившейся затем «бесконечной ночи длинных ножей». Не было города в Крыму, который бы обошла стороной эта «кровавая баня», окраины, карьеры и балки вокруг которых не были бы наполнены трупами расстрелянных русских людей. Как тут не вспомнить надрывную, буквально душераздирающую эпопею-реквием писателя И.С. Шмелева (1873 – 1950) «Солнце мертвых», написанную им уже в эмиграции.

 

Владимир Рябцев

Как Землячка «зачищала» Крым: трагическая страница русской истории (часть I)

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Просмотров : 72