27 марта 2021, 09:53

Илонбек уходит в горы: к оценке качества образования на Северном Кавказе

Бурю эмоций в диапазоне от просто шума до скандалов и возмущения вызвал рейтинг качества школьного образования, подготовленный Рособрнадзором при поддержке Федерального института оценки качества образования. Данный рейтинг составляется по регионам, а в число критериев измерения входят достижение высокого уровня подготовки школьников, функциональная грамотность, объективность оценочных процедур, эффективность механизмов управления качеством образования, эффективность организационно-технологического обеспечения проведения ЕГЭ.

Лидерами со знаком «плюс» ожидаемо оказались Москва и Санкт-Петербург, а вот антилидеры (если честно, тоже довольно ожидаемо) – все «национальные» субъекты СКФО: Ингушетия (самая худшая), Дагестан, Чечня, Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкессия.

Любопытно, что единственный «ненациональный» субъект СКФО, а именно Ставропольский край, находится на довольно высоком 25 месте, наиболее же культурно близкая к, условно говоря, русским регионам, тоже в «подвале», но не в самом низу. Тут, кстати, нельзя не заметить еще более любопытный факт, выходящий за рамки сугубо северокавказской специфики – места с 72-го  по замыкающее 85-е заняты почти исключительно «нацсубъектами», за исключением Забайкальского края и идущей 73-ей Волгоградской области. Правда, в свою очередь, надо отметить, что на Чукотке и в Республике Алтай большинство составляют русские, а не титульное население; национальный же статус Еврейской автономной области с 92% русских и одним процентом евреев давно уже напоминает старый анекдот, согласно которому после разрешения свободной эмиграции в Израиль на берегах Невы осталась всего одна еврейка – Аврора Крейсер. Также любопытно, что Рособрнадзор возглавляет чеченец Анзор Мусаев, которому полученные цифры по его родному региону наверняка неприятны, но слишком уж бесспорны и слабо поддаются «подкрутке».

Впрочем, негативные отзывы из горной России все равно воспоследовали, ожидаемо и массово. Набор (контр)аргументов колебался от «вспомните наши результаты ЕГЭ» до совсем голословных «у нас лучшее образование и лучшие ученики, а гяуры нам завидуют». Результаты по ЕГЭ мы очень даже помним, и хорошо, что их и вправду приходится именно помнить, так как лавочку в последние годы ради приличия не совсем прикрыли, но чуть облагородили. В период же расцвета оного праздника жизни широкой известностью пользовался интернет-мем: экзаменатор в характерном костюме мага говорит экзаменуемому в не менее характерной черной шапочке и с бородой без усов: «Сожалеем, но мы в Хогвартс по ЕГЭ не принимаем».

Касаемо же «лучшего образования» и «зависти», то у меня был в студенчестве знакомый, представлявший один из народов славного Дагестана и скопом записывавший в свои соплеменники знаменитостей от астронавта Армстронга до какого-то средневекового западноевропейского celebrity, знакомого ему благодаря тогда уже лучшему в России образованию. Стандартная, впрочем, для малых (особенно южных) народов культурная практика. Сейчас в горных аулах, наряду с еще сильнее улучшившимся образованием и по-прежнему благодаря его плодам, наверняка гордятся достижениями всемирно известных инноваторов Илонбека Маскиева и Магомеда Цукербиева. Насчет Маскаева, может, и не совсем неправда, учитывая, что многие его достижения похожи на «кавказские ЕГЭ».

Впрочем, легко можно найти в информационном пространстве и объективные оценки с мест, авторы которых, разумеется, не видят в показателях СКФО ничего хорошего, но вместо нападок на авторов и комментаторов рейтинга указывают на объективные комплексные проблемы как локального, так и общефедерального характера. С иронией и без дутой гордости вспоминают, что четыре года назад в Карачаево-Черкесии золотую медаль получил каждый пятый ученик, а в Кабардино-Балкарии медалистом стал каждый шестой, притом что в двух исторических и образовательных столицах страны золотую медаль получили  8,9% и 7,1% выпускников соответственно. Вспоминают и еще один факт: в Дагестане несколько лет назад провалили итоговые проверочные работы больше трети соискателей золотой медали. Республиканский министр образования Уммупазиль Омарова сказала по этому поводу: «В некоторых городах медалистом становится каждый пятый школьник, но ЕГЭ некоторые наши «отличники» сдают на двойки».

Дагестанскому научно-образовательному сообществу (я про реально выживших еще вопреки всему ученых и педагогах, а не о свидетелях секты Илонбека Маскиева и джигита Армстронга) должно быть особенно обидно. Еще относительно недавно их край периодически производил видных историков, философов и литераторов. Сейчас же он утрамбован до общекавказского уровня, который утрамбован до нуля, а символом всего региона стал академик Кадыров, затрудняющийся назвать тему своего диплома, полученного в Махачкалинском институте бизнеса и права, равно как и профильную специальность согласно этому диплому.

P.S. Буквально пару дней назад, в одной из школ Дагестана учитель ОБЖ хотел показать детям, как правильно разбирать гранату, а та возьми, да рвани прямо на уроке. Почему боевое взрывчатое вещество оказалось школьным реквизитом — загадка. Преступление это или головотяпство, определят следователи. А пока это очередной, но весьма характерный штрих к нашей теме.

 

 Автор: Станислав Смагин